Приветствую Вас, Гость
Главная » Статьи » Николай Стариков

Выборы в США - шоу должно продолжаться

Из книги Николая Старикова "Кризис, как это делается"

При всей могущественности власть Федеральной резервной системы очень уязвима. Она ведь базируется лишь на одном документе – Акте о Федеральном резерве, отдавшем эмиссию Соединенных Штатов в руки частной лавочки. Это очень хрупкий фундамент. В любой момент в США может быть принят другой законопроект, который восстановит нормальную ситуацию и государство само будет печатать деньги. Теоретически это может случиться в любую минуту точно в таком же порядке, как появился на свет Акт о Федеральном резерве. Законопроект, принятие в сенате, утверждение президента – и все.

Так просто? Да, так просто. И в то же время очень сложно. Когда Кощей знает, где лежит его смерть, он это место тщательно охраняет. И в отличие от сказочного злодея ФРС уделяет своему самому уязвимому месту максимальное внимание. Не ларец, не утка и не заяц являются сторожами заветной «иглы», а телевидение, газеты и политическая система США. О Федеральной резервной системе говорят и пишут каждый день, и тем не менее никто не знает фамилий ее владельцев. Никто. Есть только догадки и предположения. Они, эти владельцы, как бы не существуют. А значит, их нельзя скомпрометировать, их невозможно критиковать. Не может быть никаких скандалов, ни сексуальных, ни денежных, связанных с тем, чего не существует. Анонимность и полнейшая тайна – это первое условие сохранения власти. Хозяев «печатной машинки» нельзя убить или шантажировать, их власть не отобрать в результате внезапного ареста. Ее можно лишь ликвидировать, отобрав у ФРС ее функции. Причем не обязательно все. Достаточно вернуть конгрессу право эмиссии. А Федеральный резерв можно и оставить. Регулируйте экономику, уважаемые господа, регулируйте. Кусайся, гадюка, когда я вырвал у тебя жало…

Если существует такая опасность, то необходимо было разработать некую последовательность действий, призванных обезопасить «машинку». Уничтожить ФРС возможно лишь законодательным путем, следовательно, нужно обеспечить лояльность властных структур США. Президент, конгрессмены, политическая элита страны должны тщательно отбираться и проверяться. Контроль  над законодательным механизмом и есть контроль над «кощеевой смертью».

Как происходит формирование властных структур США? Путем выборов.

Кто в них участвует? Различные партии.

Следовательно, необходим контроль над политическими партиями. Что проще контролировать, десять партий или две? Конечно, две. Удивительным образом в США политическая борьба осуществляется только между представителями двух партий: демократической и республиканской. Только члены этих политических структур становились президентами США на протяжении всей ее истории. Может быть, в Штатах вообще только две партии? Нет, их там сотни. Почему же только республиканцы и демократы попадают в Белый дом? Потому что только эти партии имеют огромные финансовые средства и неограниченную поддержку масс-медиа. Можно быть чудесным, замечательным человеком, превосходить по своим душевным качествам мать Терезу или Святого Франциска, но шансов на победу в выборах у вас не будет никаких. Это знают политики, и желающие не просто «участвовать», а именно победить, не идут в другие партии. Это знают и избиратели. Они неохотно голосуют за кандидатов третьих партий, не хотят поддерживать независимых кандидатов, потому что у них нет никаких шансов на победу.

Возьмем для примера выборы президента США образца 2008 года. Как известно, на них победил демократ Барак Обама, а его соперником был республиканец Джон Маккейн. Это известно всем. Но уверены ли вы в том, что в избирательном бюллетене было только две фамилии? На пост президента России претендовало в том же году четыре кандидата. Неужели в самой демократической стране их было только двое, то есть в два раза меньше, чем в «деспотической» России? Не может такого быть, ведь выборы – это основа основ американской системы. Это Библия, Коран и Тора американской идеологии. Выборными в Штатах являются свыше 18 тысяч должностей, начиная с президента и заканчивая шерифом захудалого городка. Разве может быть, чтобы на главный пост в стране было всего два кандидата?

Конечно нет. Кандидатов было много, ведь США демократическая страна. Разные партии выдвинули достойных.

Как видите, все в порядке. Весь ассортимент политического супермаркета представлен. Тут тебе и социалисты двух сортов, зеленые и влекущая к корням американской демократии «партия бостонского чаепития». Партия реформ, партия запрета – две независимые партии. Короче говоря, порядок полный – 11 партий, не считая республиканской и демократической. Для окончательной его «полноты» добавим еще одного кандидата, Ральфа Нейдера, который баллотировался самостоятельно. Подведем итог: на пост главы Соединенных Штатов Америки претендовало 14 кандидатов.

А теперь вам вопрос. Кого из 14 соискателей вы успели узнать за время их борьбы за высший пост в США? Убежден на 99 %, что никого, кроме кандидатов республиканцев и демократов. Маккейн и Обама. «Марс» и «Сникерс». Чип и Дейл. «Кока-кола» и «Пепси-кола». Принцип один и тот же. О несерьезности борьбы говорят даже эмблемы двух главных партий США: осел и слон. Шоу и есть шоу. Тут важен дизайн, подача и цветовое 64 Бостонское чаепитие (Boston Tea Party) – важнейший эпизод из начального этапа борьбы американцев за независимость. По сути, именно «чаепитие» послужило детонатором конфликта между метрополией и колониями и во многом способствовало созданию США. Но если вы думаете, что боролись американцы за равенство, братство или всеобщее счастье, то глубоко ошибетесь. Они боролись за право свободно торговать и получать прибыль. Иными словами, никаких идеологических разногласий между англичанами и американцами не существовало. Они решали лишь один вопрос: кто же будет получать доход от торговли? И чай оказался простым предлогом. Решение английского правительства предоставить Ост-Индской компании право беспошлинного ввоза чая в североамериканские колонии (1773 год) вызвало глубокое возмущение колонистов. Ведь их собственная торговля оказывалась под большим вопросом благодаря такому протекционизму британских властей. Больше всех переживали купцы, торговавшие контрабандным чаем из Голландии, ведь они теперь могли оказаться не у дел. В декабре 1773 года группа неизвестных лиц, переодетая индейцами для конспирации (!), вероятнее всего, подстрекаемая и оплачиваемая купцами-контрабандистами, проникла на прибывшие в Бостонский порт английские корабли и выбросила в море большую партию чая. Отсюда и название «Бостонское чаепитие». Правительство Великобритании постановило закрыть порт Бостона до полного возмещения ущерба и направило в Новую Англию военные корабли. А далее – читайте историю Соединенных Штатов Америки.

решение, а не мысли и идеи. Кто же во время шоу слушает идеи, кто вникает в их суть?
Выборная кампания длилась почти весь 2008 год. Каждый день нам рассказывали по телевизору, говорили по радио, печатали в газетах. Но что? Материалы только о двух кандидатах: Джоне Маккейне и Бараке Обаме. Вот мы и знаем именно этих кандидатов. Все опросы, все рейтинги печатали материалы только об этой «сладкой парочке». Велись прямые трансляции со съездов только ЭТИХ партий. Что же удивительного в том, что результатом такой промывки мозгов стал минимум голосов, отданный за любых других кандидатов, кроме Обамы и Маккейна?

Но ведь нам всегда говорили, что США – это общество равных возможностей. Где же, как не на выборах, получить этому подтверждение. Почему все СМИ говорят только о двух кандидатах, если их четырнадцать?

Потому что свобода есть не только у политиков, но и у журналистов. Они могут писать о том и показывать того, кого считают нужным. Кому интересны заранее обреченные на неудачу статисты? Никому, поэтому все внимание будущему президенту. А его выбирают всего лишь из двух человек, а вовсе не из четырнадцати. Не надо никого заставлять, все телеканалы и все газеты и так будут писать о кандидатах от республиканцев и демократов. Но результат выборов все равно непредсказуем?! Почему же, очень даже предсказуем. Выиграет либо Обама, либо Маккейн. В чем же непредсказуемость?

Но мало девятимесячной предвыборной кампании, когда СМИ говорят лишь о двух кандидатах из четырнадцати. Чтобы уж точно ни у кого не было даже миллимикронного шанса нарушить монополию демократов и республиканцев на власть, придуман еще один хитрый трюк. Он называется праймериз (primaries). Это так называемые первичные выборы, то есть внутрипартийные выборы единственного достойного, которые проходят практически в течение такого же периода времени, как и собственно выборы американского президента. Задача – отобрать из нескольких кандидатов от каждой партии того, кто пройдет во второй тур и будет представлять свою партию в борьбе за пост главы США. В чем хитрость? Да в том, что нам опять рассказывают более полугода обо всех перипетиях отбора только двух партий. Догадайтесь каких? Правильно, все тех же неразлучных демократов и республиканцев. С утра до вечера на телеэкране Обама и Маккейн борются со своими однопартийцами за право быть единственными кандидатами. На протяжении месяцев это новость номер один в новостях Штатов, а значит, и всего мира. А ведь выборы еще не начинались. Но по сути, они уже давно идут, причем самые настоящие. Пикеты, активисты, листовки, значки, телерепортажи, интервью, первые полосы газет и журналов. Американцев готовят загодя – ни одна другая партия (а уж тем более внепартийный кандидат) не может обеспечить к своей персоне такого внимания.

Сами праймериз тоже весьма интересно устроены. Казалось бы, какая разница рядовому гражданину США, какая партия кого выдвинет. Прошли съезды – выбрали кандидатуру, потом все равно гражданин получит на участке бюллетень и своим голосованием выразит отношение к этой партии. Так нет, кандидата выбирают столько времени, которое необходимо женщине, чтобы вы́носить ребенка. Почему так долго? Чтобы промыть мозги своему избирателю до девственной белизны. Все это время обрушивают на бедного обывателя огромный поток информации и прогнозов. Как сложится борьба, если демократы выдвинут Хиллари Клинтон, как будет – если Барака Обаму. И все время о кандидатах только двух партий. А повторение, известно, чья мать…
Кто участвует в праймериз? Логично предположить, что кандидата от партии выбирают члены этой самой партии. Не тут-то было. Оказывается, есть несколько видов праймериз. В закрытых принимают участие только зарегистрированные члены партии. Но если в штате проходят открытые праймериз, то в них может принять участие… любой житель штата, независимо от того, состоит ли он в партии![65] Придумано гениально – выборов официально еще нет, до них почти год, но они вовсю уже идут, а участвуют в них только кандидаты двух партий.

Какое же может быть равенство возможностей?

Какие равные шансы кандидатов?

Какая же это демократия?

Самая настоящая, говорят наши либералы. Это и есть демократия, это и есть эталон для всего человечества. «Действительно, источником мирового кризиса стала экономика США. Но Америка уже на протяжении более чем 200 лет показывала свою удивительную живучесть. А живучесть ее связана с довольно правильной основой. С тем, что Америка – это правовое государство, с тем, что там есть политическая конкуренция».

Наши записные демократы ничего странного не замечают. То ли слепые они, наши либералы, то ли наивные. То ли живут в мире своих грез, не имеющем ничего общего с реальностью. А может, существуют другие, более материальные причины их безграничной любви к Соединенным Штатам Америки?

А теперь смотрите, насколько принципиальным является выбор между двумя кандидатами одной партии, который газеты и ТВ освещают на протяжении месяцев. Хиллари Клинтон или Барак Обама? Кто станет кандидатом демократов? Для всего мира эту новость подают как сверхважную. Кто же победит, кто же достойнее и лучше? А на самом деле никакой разницы нет вообще, ничем их программы не различаются. Почему мы можем это утверждать? Во-первых, потому, что борьба идет в рамках одной партии. Нет у штатовских партийцев левого и правого уклона, нет среди них уклонистов и отзовистов, нет меньшевиков и большевиков. А во-вторых, потому, что после победы свежеиспеченный президент Барак Обама назначает госсекретарем… Хиллари Клинтон, то есть своего соперника, с которым «насмерть» сражался на праймериз, с кем у него были «принципиальные» разногласия. Но вот он победил, стал президентом – и куда же все разногласия делись? А их никогда и не было. Американскому избирателю, по сути, предлагался чисто косметический выбор цвета и пола (как мебели в супермаркете). Что вам больше нравится: президент – черный мужчина с белой женщиной во главе внешней политики или президент – белая женщина с черным мужчиной, главой МИДа? Потому что если бы победила Хиллари Клинтон, она бы точно так же взяла Обаму в госсекретари.

Но и это далеко не все сюрпризы, которые ждут человека, пожелавшего присмотреться к американским «демократическим» выборам.
В разных штатах США количество кандидатов в бюллетенях на выборах президента будет различаться!

«Чтобы попасть в эти списки (то есть в бюллетень. – Н. С.), претенденту на Белый дом необходимо либо официально выдвинуться от достаточно крупной политической партии, либо представить властям нужное количество подписей своих сторонников, при этом ценз для внесения кандидата в бюллетень каждый американский штат устанавливает самостоятельно».

То есть в бюллетенях будут счастливчики, чьи фамилии окажутся повсеместно во всех Соединенных Штатах, и будут участники, которые попадут в списки только в некоторых штатах. Как такое возможно? Представьте себе, что в Башкирии и Татарстане, Санкт-Петербурге и Москве, Владивостоке и Екатеринбурге – везде во время выборов президента России мы бы получали бюллетени с разным количеством кандидатов. Где четыре, где три, где два. Можете себе представить гнев наших правозащитников и либералов? Это же каждому ребенку ясно, что если кто-то отсутствует в списках в некоторых частях страны, то шансов на всеобщую победу у него не будет. Количество штатов хоть и не совпадает с количеством наших административных единиц, но суть-то одна и та же.

Кто стоит в бюллетенях во всех штатах и имеет шансы на победу? Понятное дело, что кандидаты от демократов и республиканцев. Именно эти два господина и ведут борьбу, и в итоге один из этой двойки побеждает. Но даже этого отцам-основателям ФРС недостаточно. Надо подстраховаться от неожиданностей.

Как? Надо, чтобы не только ДВЕ главные партии США были ВАШИ. Надо, чтобы ВСЕ крупные партии США были ВАШИ.

«„Большую тройку" альтернативных политических сил в США составляют три партии: либертарианская партия, партия „зеленых" и конституционная партия. На президентских выборах имена их кандидатов будут представлены в бюллетенях большинства штатов. Кандидаты нескольких третьих партий представлены в бюллетенях десяти и менее штатов».

Итак, кандидаты еще трех партий попадут почти всюду в списки, которые увидят в день выборов избиратели. Таким образом, у них есть призрачный шанс на победу. Если сравнить вышерасположенную таблицу результатов, то мы увидим, что голоса избирателей, кроме демократов и республиканцев, получают кандидаты именно этих трех партий. Зависимость понятная: стоишь в бюллетене – получаешь голоса, нет тебя там – голосов нет. Если стоишь только в одном или двух штатах, то в общем итоге это получается ничто.
Интересная система «равных возможностей» работает в США. Но этим ее чудеса не исчерпываются. Нас ждет очередной крупный сюрприз.
Оказывается все кандидаты на выборах президента США от трех альтернативных партий «большой тройки»… тоже республиканцы или демократы!
Смотрите сами.

1. Либертарианская партия.
«Бывший республиканский конгрессмен Боб Барр официально вступил в борьбу за выдвижение всего за пару недель до национального съезда либертарианской партии, но этого времени ему хватило».[70]
Всего одна цитата, а как много мы узнали. Оказывается, Роберт Барр – бывший член республиканской партии. Обратим внимание и на сроки выдвижения: никаких праймериз партии не понадобилось. Не было полугодичного шоу – хватило одной недели.

2. Партия «зеленых».
Синтия Маккинни. «Она бывший демократ, за плечами у нее годы работы в Палате представителей Конгресса и большой опыт критики в адрес республиканцев».[71]

3. Конституционная партия.
«Священнослужитель-баптист Чак Болдуин… возглавлял в Пенсаколе, а затем на уровне штата Флорида отделение „Морального большинства" – общественно-политической организации известного проповедника и лидера религиозных консерваторов Джерри Фалвелла. Тогда Болдуин трудился на благо республиканской партии».

Вот это номер. Все скакуны, кто имеет хоть какие-нибудь шансы на победу, из одной конюшни. Посмотрите еще раз на таблицу, где указано количество голосов, собранных кандидатами. За исключением независимого Ральфа Нейдера, все собравшие голоса – это Обама, Маккейн плюс большая тройка из той же обоймы.
А нам рассказывают красивые сказки о демократии и свободе выбора. Нет реальной и честной борьбы в США за президентское кресло, нет! Есть красивое дорогое шоу. Неужели Каспаров, Немцов, Касьянов, Познер и другие любители ТАКИХ выборов не знают сути происходящего в США? А если знают и понимают, но продолжают петь осанну Штатам, кто они тогда?
Чтобы подвести итог, скажем, что и кандидаты «третьего сорта» тоже частично из той же обоймы: «Когда отставной дипломат и бывший радиоведущий Алан Кейес боролся за выдвижение в президенты от республиканцев, из всех партийных кандидатов он был наименее заметным».[74] Остальные «борцы» за кресло в Белом доме – это кустарник, деревья и травка для украшения пейзажа американского политического ландшафта, чтобы он не выглядел унылым и однообразным…
Как у самой мощной крепости, у цитадели демократии, как себя любят назвать США, очень крепкая защита. От чужих? Нет, от своих. Чтобы, не дай бог, на американских выборах не победил гражданин США, не являющийся креатурой (ставленником) банкиров с Уолл-стрит.
Первая линия обороны – это две мощные партии, соревнующиеся друг с другом.
Вторая – это три второстепенные партии.
Но есть и третья линия. Дело в том, что граждане США не напрямую, как в России, выбирают президента. Они выдвигают выборщиков, которые уже выбирают главу государства. Тут и проходит третья линия обороны. Каждый американский штат дает разное количество выборщиков в общенациональную копилку, грубо говоря, пропорционально числу своего населения. Есть штаты важные, есть второстепенные, а есть, как сказал бы Ильич, архиважные. Наибольшее количество выборщиков (55 человек) приходится на наиболее населенный штат – Калифорнию. Флориду представляют 27 выборщиков, Техас – 34, наименьшее количество (по 3) имеют Юта, Монтана, Аляска, Вермонт, Делавэр, Вайоминг и Северная Дакота. Для контроля над ситуацией не обязательно присматривать за всеми штатами, надо лишь контролировать самые важные по количеству выборщиков. Именно здесь и не попадут в бюллетени те, кто не должен победить. И это уже гарантия того, что победят те, кто должен…

Представьте себе огромное казино. В центре его стоит рулетка. В ней не 36, а только 14 лунок. И вот уже на протяжении более двухсот лет[75] шарик падает только в две лунки. Всегда побеждают только две цифры: цифра 1 и цифра 2. В остальные 12 шарик никогда не попадает. И так сотни лет. Об этой «особенности» данного казино знают все посетители. Они убеждены, что обязательно выиграет «1» или «2». Разве результат непредсказуем? 75 Выборы, на которых победил Барак Обама, 56-е в американской истории.

Непредсказуемым он был бы, падай шарик с одинаковой вероятностью в 14 лунок. А так две цифры имеют вероятность победы 50 %, остальные двенадцать – вероятность 0 %.
На какие цифры вы будете в таком казино ставить?
Не возникнут ли у вас сомнения, что в этом заведении не все чисто?
Не появится ли ощущение странности происходящего, что тут мошенничают? Что механизм прогнил? Что внизу, под бархатом и железом, какие-то «магнитики» к рулетке привешены?
Кстати, найдутся и чудаки. Зная, что вероятность выигрыша на других цифрах нулевая, они все равно на них поставят. Просто из чувства протеста…

Если вы хотите получать огромные прибыли от продажи газированных напитков, вам вовсе не нужно запрещать строительство новых заводов по производству лимонадов. Вам не надо взрывать и старые, не принадлежащие вам предприятия. Достаточно того, что все газеты, телевидение и радио будут с утра до вечера говорить о вашей продукции. Покупатель, зайдя в магазин, купит бутылку именно вашего напитка, а конкуренты исчезнут тихо и мирно.
Так просто? Да, так просто. Человек легко поддается внушению. Каждый! И при этом считает, что уж он-то точно внушению не поддается. Вспомните, сколько рекламы вы видите и слышите за сутки? Если бы она не давала эффекта, если бы мы все не покупали то, что нам навязчиво рекламируют, никто бы рекламу не давал и деньги на ветер не выбрасывал. Раз дают – значит, работает. Раз работает – то и дают. Причем не только в экономике. В политике реклама обладает тем же эффектом. Хотя, Вы, уважаемый читатель, конечно, считаете, что именно на вас все эти уловки не действуют. Должен вас разочаровать…

Нужно лишь учесть одну особенность человеческой психики. Каждый человек считает себя личностью, единицей, а не нулем и хочет, чтобы его уважали. Человек желает сам принимать решение. Ему неприятно, когда ему что-то навязывают, лишая возможности принять решение самостоятельно. Он хочет сам выбрать себе напиток. Поэтому на полке должен стоять не один лимонад, о котором говорят все и везде, а как минимум два. У «Кока-колы» обязательно должна быть своя «Пепси-кола». Иначе покупать «Кока-колу», стоящую в одиночестве, неинтересно. Нет выбора. Точнее говоря, его иллюзии. Потому что человеку в том самом строе, который гордо называется «демократией», дают не выбор, а его имитацию. Дело в том, что и первый и второй напиток через сеть компаний, фондов, офшоров, подставных лиц, зицпредседателей производят одни и те же лица. Что бы вы ни купили, прибыль попадет в тот же самый карман. Этой простой истины никак не хотели понять лидеры КПСС. Надо было обязательно создать многопартийную систему: КПСС-1 и КПСС-2… Этого никто не сделал, и поэтому в нужный момент в СССР не оказалось нового «готового напитка», когда народу осточертел старый.

На Западе давно существует многопартийность. Вернее говоря, двупартийность. Почти везде реально побеждают, а значит, действительно борются, только две, очень редко три политические силы. Остальные простые статисты. Есть две партии, борются два кандидата. А руководство этих партий и кандидатов находится в одних и тех же руках. На самом деле никакой борьбы нет. Есть лишь состязание в красноречии, умении держаться на публике. А по сути, между двумя клоунами, стоящими на сцене, нет принципиальных различий. Есть оттенки, не более того.
Что предлагал Обама? Вывести в течение восьми месяцев войска из Ирака, но зато ввести дополнительные контингенты в Афганистан и соседний с ним Пакистан, где окопалась легендарно-мифическая Аль-Каида.

Что предлагал Маккейн? Оставить войска в Ираке и Афганистане. О вводе войск в Пакистан речи не было.
Что в итоге? В ноябре 2008 года заключен новый договор между США и Ираком, согласно которому янки останутся там до 2011 года. Заключил его уходящий Буш, но с вероятностью 100 % Обама его не расторгнет. Найдутся веские причины, чтобы отложить быстрый уход из Ирака. Это может быть масштабный террористический акт, изменение геополитической обстановки. Предлогом может быть что угодно. А вот в Пакистан «зайти» Барак Обама не забудет. И уже увеличил воинский контингент в Афганистане.

Почему же так происходит? Потому, что внешняя политика США определяется не обещаниями той или иной персоны, данными в ходе предвыборных баталий, а стратегическими интересами этой державы. Под таким углом и надо трактовать поступки самой сильной страны мира. Все остальное – словесная шелуха, обертка для этой горькой политической пилюли.
Сегодняшняя политика вращается вокруг нефтяной и газовой трубы. Углеводороды – это кровь современной экономики. Тридцать процентов мировых запасов нефти находятся на Ближнем Востоке, поэтому США вошли в Ирак. Их интересовала нефть, а не поиски баз террористов или мифического оружия массового поражения. Выйдут ли они оттуда? Разумеется, нет.
Зачем американцам Афганистан? Посмотрите на карту. Рядом Средняя Азия, Китай, Индия, Пакистан, Иран. Нестабильность, искусственно создаваемая в этом регионе, может быть легко переброшена в нужном направлении. Место очень важное: находясь там, можно одновременно угрожать растущему главному сопернику – Китаю, оказывать давление на Россию, держать в узде Индию, угрожать Ирану. Любому, кто знаком с историей, понятна обильно политая кровью истина – афганцев покорить невозможно. За всю историю такого результата не добился никто. Не получится и у американцев, но находиться в этом месте для них столь важно, что контингент в Афганистане удваивается. А чтобы самим нести меньшие потери, придумывается «антитеррористическая коалиция», службу в далекой стране несут… латыши и эстонцы. Стоило уходить из СССР, чтобы опять попасть в Афган? Конечно, «стоило» – теперь жители этих стран могут ездить в США без визы…

Рядом с Афганистаном находится Пакистан, который является союзником Штатов. Что, однако, не мешает американским спецназовцам с завидной регулярностью туда вторгаться. В поисках террористов, разумеется. И без разрешения самого Пакистана. Барак Обама как раз и собирается развивать эту добрую традицию. Цель все та же – нестабильность рядом с китайской границей.

Какие еще важные моменты американской политики мы не оценили? Иран. Здесь мы также увидим преемственность. «У избранного президента США Барака Обамы очень мало возможностей отойти от курса внешней политики, предложенного президентом Джорджем Бушем, – заявила госсекретарь США Кондолиза Райс в интервью газете The Financial Times. Она заявила, что новая администрация, скорее всего, продолжит политику Буша относительно ядерной программы Ирана».[77]
Ничего удивительного – Иран не менее своего истерзанного соседа Ирака богат нефтью и газом. Отсюда и интерес США. Повод – строительство АЭС, возможное создание ядерного оружия. Все, как и с Ираком: страну разбомбят, атомного оружия не найдут. Но никуда не уйдут, а останутся. Оккупация? Упаси бог. Правительство «свободного» Ирана само попросит американцев остаться, чтобы бороться с террористами, то есть с теми, кто начнет бороться с захватчиками своей родины. С таким же успехом гауляйтер Украины Эрих Кох мог называть террористами советских партизан. Ведь что они творили с 1941 по 1944 год, вы только подумайте! Взрывали мосты, портили рельсы, пускали под откос эшелоны. Все это приводило к гибели мирного населения, к невозможности наладить сносную жизнь в освобожденных от большевиков районах. А эти постоянные убийства полицейских и солдат, взрывы бомб, нападения на автоколонны, которые везли хлеб украинским и белорусским детям…

Так в чем же разница между кандидатами в президенты США, если, несмотря на их борьбу и обещания, политика Штатов не меняется ни на йоту? Нет ее? Разница есть. В налогах. Демократы обещают понизить налоги для бедных, а республиканцы – для богатых. И жители США, очень смутно представляющие себе вообще карту мира, а не то что политические проблемы планеты, выбирают не ВНЕШНЮЮ политику, а ВНУТРЕННЮЮ.

Вывод прост. Нет никакой разницы, кто побеждает на выборах президента США.Его внешнеполитические решения, насколько вообще можно прогнозировать мировую политику, уже давно решены теми силами, что устраивают на потеху публике красивое и дорогое шоу под названием «выборы президента США».

Это очень удобно. Играя на шахматной доске и за белые, и за черные, проиграть в принципе невозможно. Оба кандидата ваши. Не нужно подтасовывать результаты, нет нужды в фальсификациях.[78] Вы никогда не задумывались, почему на Западе никогда накал политической борьбы не выплескивается на улицу? Почему там невозможен «майдан», когда проигравший лидер оспаривает результаты выборов и организует 78 Между тем нарушения на выборах президента США регистрируются регулярно: «фальсификация списков избирателей, лишение избирателей права голоса, сбои в системах электронного голосования. В большинстве штатов отсутствуют законодательные гарантии доступа международных наблюдателей на избирательные участки. Отмечены проблемы с обеспечением тайны голосования, выполнением процедур и федеральных законов» (Выступление постоянного представителя России А. С. Азимова на заседании постоянного совета ОБСЕ. Вена. 6 ноября 2008 года). Почему это происходит? Потому, что «на местах» борются по-честному, то есть всячески стараются победить, сделать президентом кандидата своей партии. А для хозяев ФРС разницы нет никакой.

беспорядки, плавно переходящие в государственный переворот? Почему неудачник всегда соглашается со своим поражением, причем мирно?
Высока культура политической борьбы, скажут либералы. Нет, никто не рвется к власти только потому, что настоящей борьбы за власть нет. Есть два нанятых одними и теми же силами честолюбца. Есть правила борьбы. Улыбаться, обещать, критиковать. Честная борьба – а там кого выберут. В случае поражения – красивый уход. (Обратите внимание, что проигравшие президентские выборы американские политики обычно уходят в тень.) Все равно, за исключением «косметики», политика будет неизменной. Никогда в США не придет к власти человек, поставивший своей программой роспуск НАТО, создание военного союза с Россией или ликвидацию американской армии в целях бюджетной экономии.

И главное для американского политика – никогда не покушаться на святая святых, на Федеральную резервную систему.

Теперь самое время задать вопрос: а как, с помощью каких сил можно контролировать весь избирательный процесс в огромной стране? Как контролировать пусть две, но весьма влиятельные политические партии? С помощью денег. Деньги и СМИ – вот главные средства политической борьбы. Но даже этот весьма короткий список можно еще вдвое сократить. Деньги дают контроль над СМИ. Значит, нужны только деньги. Газеты, телевидение и радио можно просто купить. И они на Западе давно куплены. Значит, путь к контролю над политической системой США, а через нее и над всем миром, лежит через концентрацию в одних руках финансовых активов. В избирательной системе, построенной в Америке, у кого больше денег и внимания СМИ, тот и побеждает. Если два ваших кандидата будут обладать бюджетами в тысячи раз большими, чем другие кандидаты, шансы на победу будут только у них. Как же сконцентрировать деньги только в своих руках?

Для этого есть прекрасный инструмент – ФРС. Он, собственно говоря, для этого и создавался. Если первичной задачей владельцев Федеральной резервной системы за пределами США стало сокрушение государств-конкурентов, то внутри страны цели поставлены были точно такие же, только в отношении банков и других финансовых институтов. Чтобы никто в США не имел денежных средств и не мог с помощью американского избирательного механизма провести во власть своего человека и простым изменением закона ликвидировать Федеральную резервную систему. Кощея можно убить простым росчерком пера, но Кощей знает об этой угрозе, поэтому давно позаботился о том, чтобы «перо» не попало во враждебные или ненадежные руки.

Наилучшим способом сокрушения конкурентов, наиболее простым и эффективным средством уничтожения финансового могущества противников является финансовый кризис. Все происходит будто само собой. Одни банки разоряются, другие остаются. Рынок есть рынок.
Но не надо думать, что все и всегда у банкиров с Уолл-стрит, придумавших ФРС, проходило гладко и легко. Конкурентов они ослабили и уничтожили, но когда их могуществу на всей планете угрожал лишь один Советский Союз, гнусное предательство чуть было разом не погубило все дело.
В следующей главе речь пойдет о Великой депрессии и об одном американском президенте…
Хотя почему об одном? О двоих…

Список книг Николая Старикова: http://nstarikov.ru/books

 

Читайте также:

 

 



Источник: http://nstarikov.ru/
Категория: Николай Стариков | Добавил: alobakh (15.05.2014)
Просмотров: 658 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]