Приветствую Вас, Гость
Главная » 2014 » Май » 31 » Атака мертвецов. Русские не сдаются!
21:55
Атака мертвецов. Русские не сдаются!

Осовец, небольшая русская крепость в 23,5 км от тогдашней Восточной Пруссии. Основной задачей крепости было, как писал участник обороны Осовца С. Хмельков, «преградить противнику ближайший и удобнейший путь на Белосток… заставить противника потерять время или на ведение длительной осады, или на поиски обходных путей». Для немцев через Осовец лежал кратчайший путь в Россию. Обойти крепость было невозможно: она располагалась на берегах реки Бобры, контролируя всю округу, в окрестностях – сплошные болота. Осада Осовца началась в январе 1915-го и продолжалась 190 дней. Немцы применили против крепости все свои новейшие достижения. Доставили знаменитые «Большие Берты» – осадные орудия 420-мм калибра, 800-килограммовые снаряды которой проламывали двухметровые стальные и бетонные перекрытия. Воронка от такого взрыва была пять метров глубиной и пятнадцать в диаметре.

Самый жуткий обстрел был в начале осады. «Противник 25 февраля открыл огонь по крепости, довел его 27 и 28 февраля до ураганного и так продолжал громить крепость до 3 марта», – вспоминал С. Хмельков. По его подсчетам, за эту неделю ужасающего обстрела по крепости было выпущено 200-250 тысяч только тяжелых снарядов. А всего за время осады – до 400 тысяч. «Кирпичные постройки разваливались, деревянные горели, слабые бетонные давали огромные отколы в сводах и стенах; проволочная связь была прервана, шоссе испорчено воронками; окопы и все усовершенствования на валах, как то: козырьки, пулеметные гнезда, легкие блиндажи, стирались с лица земли». Над крепостью нависли тучи дыма и пыли. Вместе с артиллерией крепость бомбили немецкие аэропланы.

«Страшен был вид крепости, вся крепость была окутана дымом, сквозь который то в одном, то в другом месте вырывались огромные огненные языки от взрыва снарядов; столбы земли, воды и целые деревья летели вверх; земля дрожала, и казалось, что ничто не может выдержать такого ураганного огня. Впечатление было таково, что ни один человек не выйдет целым из этого урагана огня и железа», – так писали зарубежные корреспонденты.

Российское командование, полагая, что требует почти невозможного, просило защитников крепости продержаться хотя бы 48 часов. Крепость стояла еще полгода....

Это такая Брестская крепость первой мировой, на границе с Восточной Пруссией, ныне находится в Польше...

И тогда немцы пустили в ход газы. 6 августа в 4 утра немцы развернули 30 батарей химического оружия. Отравляющие газы, смесь брома и хлора. Вдохнув в достаточном количестве, ты сначала по кускам, обблевываясь кровью, выхаркиваешь свои легкие, затем твое лицо обезображивает страшный химический ожог, а затем ты умираешь в мучительных спазмах удушения, не имея даже сил попросить, чтобы кто-нибудь тебя пристрелил. Сейчас эти волшебные ароматы из коллекции 1915-го года запрещены - потому что даже четвертование с сжиганием заживо куда более приятная смерть. Противогазов тогда в войсках не было, их как раз только разрабатывали. Тяжелые отравления наблюдались в деревнях в 12 километрах от места выпуска газов, а из тех 9 рот, наполовину кадровых солдат, наполовину ополченцев, которые защищали эти полевые позиции и получили газ в полном объеме - не выжил почти никто. Для надежности немцы добавили артподготовку, и вслед за газом в атаку пошли 7 тысяч немцев. Это и была их ошибка.

Хотя "атаковали" слишком сильное слово, они готовились ее занять, понимая, что выживших нет. Они шли почти прогулочным шагом, даже грозная крепостная артиллерия молчала, а небольшая часть выживших расчетов приходила в себя, и не думая стрелять. Немцы перелезли первую линию окопов, прошли вторую линию, сытые, спокойные, уверенные, чуть удивленные тем, как долго они бились об эти раздолбанные, изувеченные укрепления и тут остатки 13-ой роты 226-го Землянского полка перешли в контратаку. С изувеченными химическим ожогами мертвыми лицами. В пропитавшихся кровью гимнастерках. Задыхаясь, кашляя и отплевываясь кусками своего мяса. Завывая от нестерпимой боли, крючаясь, дергаясь как одержимые дьяволом. Конвульсируя. Шипя. Цыкая легочной кровью сквозь зубы. Цыкая кровью прямо в лица врагов.

Они пошли в штыковую. 60 русских мертвецов. На пороге смерти. За порогом смерти. Чувствуя, что Бога с ними нет и их ведет лишь заждавшийся дьявол. Шестьдесят русских мертвецов ударили в штыки семь тысяч немцев.

Говорят, что в контратаку выживших русских солдат поднял будто бы какой-то не то поручик, не то капитан, погибший сразу после того, как встал. Я думаю, не было никакого капитана-поручика. А если бы и был, то ничем бы он от солдата в этот момент не отличался. Их просто поднялось 60 человек. На трех километрах. Все, что смогли подняться.

Не знаю, что такого увидели семь тысяч немцев. Если бы эти 60 человек стреляли и пусть даже стреляли чертовски метко, а не как отравленные умирающие полулюди, то их бы даже не заметили. Соотношение меньше, чем один к ста. Но эти 60 человек просто встали, шатаясь, каждый сам по себе, и молча пошли в штыковую атаку. И семь тысяч немцев побежали. Наверное, они увидели что-то очень ЗЛОЕ?

Да нет же. Думаю, очень ДОБРОЕ. Вот лежишь ты, раздираемый изнутри на куски. Если и ползет перед тобой по травинке муравей или плывут облака в небе, то никаких у тебя возвышенных мыслей, как у Болконского под Аустерлицем про Бога и душу, разве что кроме матерных, и не ждешь ты никаких приказов, и звание свое не помнишь, и чувствуешь только страшные боль и обиду. По правую руку от тебя одни мертвые, и по левую руку от тебя одни мертвые. Все мертвые. И ты мертвый. Остался ты наверное один, и жить тебе может осталось 5 минут, в муках и кровавой рвоте.

И тут обожжеными глазами ты видишь за зеленым туманом семь тысяч немцев. Сами идущих к тебе.

Представляете, КАК они обрадовались?

Слышишь ли ты, что кто-то кричит команду, и нужна ли она тебе, мертвому? Знаешь ли ты, что встанешь не один, и есть ли для тебя разница? Остановит ли тебя пуля или три, если ты все еще можешь идти? И чувствуешь ли ты что-то, кроме радости? У тебя есть целых пять минут, чтобы отплатить за свою смерть и за смерть всех своих товарищей, чтобы убить много, много немцев, целых 7 тысяч, и тебе надо торопиться, чтобы убить их побольше.

Думаю, злых людей немцы бы не испугались, осатанение на войне это должно быть дело обычное. Скорее всего, немцы увидели очень добрых людей. Счастливых людей. Мертвых людей. Счастливых мертвых полуразложившихся людей, которые шли их убивать, в полный рост, через пули в упор. Торопились, колдыбали, падали, все равно ползли, и видно было, что они очень рады тебя видеть и очень хотят тебя убить. И действительно стали убивать. А когда немцы убежали, они умерли.

Так немцы и не взяли крепость. Еще через три недели русские оставили ее сами, из-за угрозы окружения.

Может быть, именно поэтому с нами так и поступили и поступают до сих пор. Может быть, именно тогда, в первую мировую, русские показали такое, что планы поменялись на ходу. Может, именно тогда они решили больше этой ошибки с русскими не допускать. Особый случай. Газы, артподоготовка, газы, артподоготвка, газы, артподготовка, газы и артподготовка, но так никогда и не идут в атаку, даже на пустое, трижды и десятижды перепаханное русское место. Потому что могут встать оттуда один из ста, один из тысячи, ниоткуда, из-под земли, умирающие, блюющие кровью, падающие и встающие, но очень счастливые русские, оттого, что наконец-то могут до тебя добраться.

А только-то и надо - играть с русскими по-честному. Мы не злые. Просто не надо давать повод.

Источник

Читайте также:

 

 

Просмотров: 615 | Добавил: alobakh | Теги: первая мировая война, Осовец, война, химическое оружие, подвиг, русские | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]